Сара Гэмбл может спать спокойно | Сверхъестественное TV | Сверхъестественное TV

Сара Гэмбл может спать спокойно



брат по крови

И как обычно — во время онлайн просмотра фэндом сначала обрадовался Бенни, а к концу его возненавидел, а заодно проклял Карвера и Эдлунда вместе с ним. Сэра Гэмбл может спать спокойно — шоураннеру всегда достается по первое число, пишет «Культовый журнал«.

Бенни удостоился лучей ненависти от верных фэнов Кэса — с какой стати ему уделили столько времени, когда бедному ангелу досталось пять минут на экране? И почему это новичку в сериале отдают чуть ли не половину пятой серии? Ладно бы 15-ой или 20-ой, но это только начало сезона, а он тут со своими чувствами. Бенни был обозван эмо и предан анафеме. Вторыми обиделись люди из Team Sam — Дин, значит, в своих флэшбеках героически убивает монстров, а Сэм чинит раковину?! И так уж стоит Дину сломать ноготь, и все исходят на радуги, а Сам год просидел в Аду и никому нет дела! Где справедливость?!

И это при том, что Эдлунд и Карвер сделали всё, чтобы потрафить фэндому — Бенни спас Кэса и не убивал людей последние сколько-то лет, у Дина есть grown-up personal — I don’t know — crap и шоколадка Тоблерон, все говорят о чувствах, а Амелия — о бакенбардах Сэма, которые, кстати, сбрили, а в конце Сэм сделал такой bitchface, что тот удостоился звания mother of all bitchfaces. Так нет же, опять все недовольны.

Братья вернулись к поискам Кевина, который морочит им голову с помощью хакерских штучек. Поздно они о Кевине вспомнили, надо было ловить его на выходе с торгов у Плутоса. И тут объявляется Бенни. Он распотрoшил четырех своих собратьев и теперь лежит где-то в доках весь в крови и ранах. Ходить он не может (не знаю, он бы мог просто отлежаться где-нибудь пару дней, на вампирах же всё заживает) и ему нужна помощь Дина, чтобы тот привез ему кровь из заначки. И Дин едет, поругавшись с братом из-за этого. Он не говорит Сэму, кто звонил и почему, ссылаясь на взрослую личную «хрень». Сэм оставлен один со своими воспоминаниями об Амелии и счастливых днях, когда у него была собака по имени Пёс (или Собака, потом они её переименуют в Пусси Райета).

А Дин вспоминает, как они рубили монстров в капусту и Бенни насвистывал «В пещере у горного короля» Грига. У каждого свои романтические мемуары. У Бенни тоже. Он был пиратом («вампиратом»), отсюда, наверное, его имидж китобоя на каникулах, но сбежал с греческой наследницей на её яхте из-за любви (Дин смеётся, не было ли у этой истории Фабио на обложке), был пойман своим создателем и убит. Да, Бенни тоже ослушался отца. Он тоже хотел нормальной жизни. Как Сэм. Впрочем, в этой компании у всех daddy issues, включая Кэса.

Сейчас Бенни хочет поквитаться со своим вампирским творцом и бывшими братьями по гнездовью за свою смерть и смерть Андреа и Дин взялся ему помочь. Потому что Бенни очень чувствительный (эмо! — презрительно закричала армия Кэса), а Дин тоже вдруг размяк и чуть было не прослезился. А еще они немного поговорили о своем посттраматическом синдроме, оба они чувствуют, что тот мир, где им приходилось каждую минуту ждать смерти или самим убивать, был реальным, а теперь они растеряны, как будто всё вокруг не настоящее, им не хватает ежесекундного биения жизни. Дельфины заверещали от радости, а в небе появились радуги и котята.

Отберите у гримеров толченый кирпич!

В вампирском гнезде Бенни обнаруживает, что Андреа, его греческая принцесса, жива, нет, это не правильное слово — она мертва, потому что её обратили в вампиршу, и теперь она занимает высокое положение в клане. Всё семейство сбегается посмотреть на выходца с того света перед тем, как отправить его обратно, а Дин, спрятавшись в закутке, звонит брату предупредить, чтобы тот не беспокоился и заодно сообщить, где он находится (I texted you my 20.»10-20″ — обозначение из международной системы кодов, meaning «specify location/my location is» — где вы находитесь?. Просто 20 — это местоположение. Дин часто использует эти коды в разговоре).

Андреа успевает сказать Бенни, что она хочет, чтобы он убил Квентина, главу их семейства, и сунуть ему ключи от наручников и нож. Квентин, их общий папа, оказывается молодым парнем с налетом то ли хипстерства, то ли богемности, сужу исключительно по вязаной кофте.


Папа?

Дина и Сэма одновременно посещают флэшбеки. Дина — о том, как не ладили Кэс и Бенни в Чистилище, Сэма — о его очередной встрече с Амелией, когда оба они узнали, что одиноки и им некуда особо идти.

А Бенни поговорил с Квентином о жизни и убил его. Я не совсем поняла — он отрезал ему голову этим смешным ножичком? Андреа, оказывается, никуда бежать с Бенни не хотела, она просто хотела избавиться от Квентина с его командой, чтобы самой занять место старшей или что-то в этом роде. Бенни расстроен и разочарован. Андреа показывает зубы (в прямом смысле). Тут приходит добрый Дин и сносит Андреа голову. Ну что ж, если в СПН не убили женщину, серию можно считать неудавшейся.

И опять бывшие товарищи по оружию говорят о своих переживаниях. Бенни, более ранимый и разговорчивый, спрашивает, зачем Дин воскресил его. Он теперь сам не знает, кто он такой. По драматическому лицу Дина видно, что его тоже мучает этот вопрос — кто он сам теперь? В Чистилище они точно знали, кто они и зачем. Им просто нужно было выбраться из этой заварухи. тем более, что за ними гонялись левиафаны, переодетые агентами Смитами (я думала, они в Чистилище имеют более, не знаю, анималистичный вид, скажем, похожи на динозавров, а не на персонажей «Матрицы»). И Бенни спас Кэсу жизнь.

Тут появялется Сэм, Дин знакомит его с Бенни и Сэм понимает, кто перед ним. Страшный бичфейс, Дину сейчас придется объясняться.

Честно говоря, я надеялась, что Бенни будет плохим парнем без оправдательных мотивов вроде любви, отказа от убийств, сомнений в своей вампирской сущности, чувства вины и прочих уступок фэндому. Он мог быть  как Спайк, который никогда не был особо хорошим и добрым. What can I tell you baby? I’ve always been baaaad. Хотя Спайк тоже рефлексировал, но его рефлексии не были такими однозначными. И это при том, что у него тоже была «любовь всей жизни» — чокнутая Друсилла, он не мог убивать людей (хотя очень хотел), убивал своих (потому что у парня должны быть развлечения) и любил поговорить о чувствах. Но Спайк не забывал, кто он, он считал себя носителем зла и обижался, когда его злодейство ставилось под сомнение. Рефлексии Бенни, конечно, частично компенсируются суровой скандинавской внешностью и крайне невнятным южным выговором, но всё же для такого крепкого мужчины он действительно несколько эмо.

Про Амелию пока ничего не понятно, кроме того, что она пьет много пива и сидит днем с включенным светом.

Цитата из Сократа, на которую ссылается Бенни звучит так: An unconsidered life is not one worth living — Непознанная жизнь не стоит того, чтобы быть прожитой

Комментировать